Foodmap

Бесплатно в

Установить

Новый проект Italy Group в Петербурге

13.07.2018, 12:35

Ресторанный холдинг Italy Group запустит в Петербурге сетевой проект Italiani. Он будет ориентирован на сегмент fast casual – по мнению экспертов, самый привлекательный в глазах посетителей заведений общепита и перспективный по темпам роста на рынке. В меню будут представлены пицца, паста, салаты и десерты. «Формат заведения можно обозначить как fast casual: здесь будет вкуснее и разнообразнее, чем в фастфуде, а обслуживание будет быстрее, чем в ресторане», — отметил соучредитель Italy Group.

Новый проект Italy Group в Петербурге

Развивать проект Italiani компания собирается сначала на петербургском рынке, где уже ведёт поиск новых локаций. Для открытия новых точек Italy Group интересны помещения площадью 150-250 кв. м. В приоритете локации в центре города, но компания готова рассматривать и помещения в спальных районах. Первое заведение сети откроется на Невском проспекте уже в июле и будет с более низким средним чеком, чем другой проект компании — рестораны Italy. Площадь займёт около 183 кв. м.

Холдинг Italy Group был основан в 2010 году Михаилом Соколовым и Тимуром Дмитриевым. В его состав входят 16 ресторанов в Петербурге и Москве. Помимо Italiani компания собирается запустить в этом году не менее шести новых заведений. Среди них первый ресторан Italy в Москве и четыре проекта в Петербурге (рестораны Hitch и Italy, фастфуд "Забегаловка", бельгийский гастрономический паб Ardenne). Кроме того, в партнерстве с ресторанной группой Dreamteam (проекты Smoke BBQ, "Траппист", "Пивная карта") Алексея Бурова и Павла Коккова в Петербурге уже частично реализован проект Locale с тремя площадками – рестораном итальянской кухни, маленькой кофейней с баром и общественным пространством Mercato Locale на улице Рубинштейна.

14.08.18

Павел Перевезенков: «Практика важнее теории»

Павел Перевезенков – юрист по образованию и пивовар с многолетним стажем. Вернувшись из Австралии, Павел и его супруга Анна загорелись идеей открыть кафе с едой в духе австралийских заведений. Так на Маяковке появилось небольшое пространство под названием The Mosman, совмещающее в себе пивной бар, кофейню и стрит-фуд. Сам Павел называет этот формат tasting room – местом для органолептического наслаждения. В лаконичном меню – бейглы, салаты, пиво, сидр, кофе с печеньем и кексами. В интерьере – олдскульная тема с граффити. Поговорили с Павлом о том, чем австралийские заведения отличаются от московских и что нужно для того, чтобы открыть кафе. Павел, как и когда возникла идея открыть собственное заведение? Сколько времени ушло на её воплощение? Мне кажется, у каждого есть мечта открыть ресторан. (Смеётся). Эта мысль мелькала и раньше, но воплотить её в жизнь мы решили только сейчас, когда пришли к выводу, что благодаря многочисленным поездкам уже получили достаточно опыта. Решающим стало путешествие в Австралию, где мы провели полтора года. Важный пункт любой поездки – это местные заведения. Нам интересно найти какое-то место по отзывам и рекомендациям. По одним достопримечательностям ходить скучно, а через кухню как раз и передаётся культура страны. Ты наблюдаешь, как люди ведут себя, что едят. В результате всех наших путешествий мы решили открыть в Москве место с особой атмосферой. Это город, где постоянно что-то появляется, но всегда можно придумать и новое. В середине января жена намекнула, что пора осуществить идею кафе, которая давно витает в воздухе. В марте мы получили помещение и уже в середине апреля заработали в тестовом режиме. А через месяц начали функционировать более или менее полно. Задуманная нами концепция удачно легла на помещение, которое мы нашли. Хотелось, чтобы это было нечто среднее между квартирой и уличным пространством, поэтому мы решили сделать на стене граффити. Стрит-арт сейчас популярен. В Австралии я подрабатывал в фудтраке – одну его сторону отдали в распоряжение стрит-арт художникам, которые перекрашивали её раз в месяц. Я подумал, что у нас эту идею тоже можно воплотить. Над проектом помещения работали дизайнеры, которые реализовали наши идеи. Какое определение вы бы дали The Mosman? Чем это заведение отличается от других? Задумавшись о кухне, которая должна быть в нашем заведении, мы поставили перед собой цель охватить несколько сегментов. Первый – это пиво. Я давно увлекаюсь крафтовым пивом и принимал участие в запуске одной московской пивоварни, много читал и проходил обучение, варил пиво дома, пробовал во всех путешествиях. Знаю многих производителей, владельцев баров и дистрибьюторские компании, которые продают иностранное и российское пиво. После Австралии я серьёзно увлёкся также кофейной темой, поэтому второй сегмент – кофе. Австралия – страна с очень развитой культурой употребления этого напитка, я бы сказал, современная столица кофе. Какое-то время подрабатывал там как бариста, получил сертификат. По кофе для The Mosman я консультировался с Biji Coffee, которые обжаривают в Москве кофе из Индонезии. Мы работаем с их зерном и уже проводили каппинги (дегустации кофе – прим. ред.). Третий сегмент – собственно кухня. Мы сконцентрировались на различных видах бейглов – нашли поставщиков для реализации этой концепции и определили начинки. Сейчас в меню 8 видов: с курицей, рыбой, пармской ветчиной, вегетарианский со свёклой и помидорами, с креветками, тунцом, хумусом и классика Австралии – яйцо и бекон. Хотим постоянно иметь порядка десяти разновидностей, периодически меняя их и вводя новые. Для совместного мероприятия с маркой польского пива мы придумали соответствующие бейглы: колбаса, горчичный соус, сыр и зелень. Может быть, в дальнейшем такие появятся и в меню. У нас есть салаты, печенье и кексы для кофе, домашние лимонады и матча латте. Бейглы в России пока не так популярны, как суши, пицца или паста. Вас это не смущает? У нас был бум, когда начали открываться бары и пивоварни, все резко заинтересовались пивом. Но через какое-то время всё остановилось, заглохло. То же самое произошло и с кофе. Многие до сих пор удивляются необычным сортам пива, не знают, что такое бейглы, пьют чай только из пакетика, растворимый кофе. Видимо, прошло пока не так много времени для того, чтобы люди начали обращать внимание на то, что едят и пьют, ездить в путешествия без ваучеров от турагентств и других распечатанных бумажек. К новому привыкают тяжело. Сразу этого не произойдёт, но по мере возможности я пытаюсь передать культуру еды и напитка, выбрав для себя эту сферу. Вы открылись совсем недавно. Несколько месяцев работы принесли какие-то уроки? Конечно. (Улыбается). Например, в самом начале мы получили отзывы, что булочка в бейгле слишком сладкая. Мы это учли и выбрали другой вариант хлеба, который изначально отмели. Это бельгийское производство, более близкое к оригиналу, хлеб чуть более плотный. Теперь для большинства бейглов используется он, а сладкую булочку мы оставили для лосося. Небольшая сладость в сочетании с кислинкой, которую дают каперсы, цедрой лимона и сыром подчёркивает нежный вкус рыбы. Второе, с чем я столкнулся – нужно как следует продумать, в какой момент делать закупки, чтобы весь ассортимент пива постоянно был в наличии. Были накладки с поставками, однажды партия просто не приехала – этот опыт тоже нужен, чтобы в будущем всё учесть. Сначала у нас в меню были разноцветные блины. Мы делали замесы со свекольным соком, шпинатом, морковью, был даже пивной блин с курицей, луком фри и соусом барбекю. Но мы быстро поняли, что для нашего формата блины не очень подходят, поэтому пока эту идею заморозили. Кто они – гости The Mosman? В самом начале это были друзья и знакомые, теперь не только. Люди проходят мимо или останавливаются рядом, кто-то получил флаер на улице, кого-то привели, кому-то порекомендовали. Сарафанное радио начало потихоньку работать. О нас написали The Village, были обзоры в других изданиях. Появились постоянные гости, которые тоже уже стали нашими друзьями. Мы хотим видеть здесь людей, интересующихся чем-то новым и любящих путешествовать. В Австралии, которая привела нас к этому проекту, смешение разных культур и стилей. Там есть коренное население, но его очень мало – все остальные, по сути, приезжие. Mosman – это район в Сиднее, где мы жили, один из лучших в городе. Мы его очень полюбили, он стал частью нашей семейной истории. А для остальных название The Mosman созвучно Москве. «Человек Москвы» – получилась игра слов. Наше заведение интересно, в том числе, иностранной публике. Не сказать, что иностранцев толпы, но те, кто у нас был, понимают нашу концепцию. Эти люди любят бейглы за границей, но не представляли, что они есть и в Москве. Во время своих поездок мы тоже стараемся изменить стереотипы, закрепившиеся за нашими соотечественниками. Когда мы жили в Австралии, меня часто спрашивали, точно ли я из России. Говорили, что я слишком много улыбаюсь и смеюсь – у них было совсем другое представление о русских. Все думают, что мы суровые, необщительные и не говорим по-английски. Многие удивлялись, что у меня нет акцента, как показывают в фильмах. Вы пивовар со стажем. Где учились этому? Есть ли пиво вашего собственного производства в The Mosman? Когда мы с другом пришли в пивной бар Zubatý pes в Праге, он познакомил меня с владельцем заведения Алексеем, который теперь наш общий друг. Лёша начал рассказывать невероятные вещи про пиво, и оно меня тогда очень заинтересовало. Я стал искать информацию, читал что-то. Потом сам начал варить пиво и заставлял всех пробовать. В итоге в 2015 году мы с одноклассником запустили пивоваренный завод, для которого я разработал несколько сортов пива. Концепция заключалась в том, что оно должно быть не такое, как у всех, необычное. Например, кислое с лакрицей, с халвой, с чаем, который окрашивает пиво в фиолетовый цвет – у нас стоят баночки Red Button. Сейчас я не занимаюсь этим проектом, его продолжает мой друг. В The Mosman пиво я не варю, но есть идея сделать собственный сорт разливного. За счёт контрактных варок можно представить продукт, который тебе нужен, под собственным брендом. Мне нравится концепция брю-паба. Модель заведения, которую недавно реализовал Poet Brewery & Bar, пока существует в Москве в единичном экземпляре. Когда-нибудь я бы хотел сделать нечто подобное, но не в рамках нашего нынешнего проекта. Это отдельное направление, которое требует больше подготовки. Плюс есть определённая бюрократическая составляющая. Для человека, открывающего ресторан, важно иметь профессиональное образование? Думаю, зависит от человека. Если слишком долго ходить по курсам, можно начать чем-то заниматься только к пенсии. (Смеётся). Я наблюдал за тем, что происходит в других странах, и понял, что у нас много вещей, о которых судят стереотипно. Это тормозит не только личность, но целые сферы деятельности и страну. Так и с образованием. Я считаю, что практика важнее теории. Лучше сразу приступить к делу, иначе твой проект может так и остаться на стадии идеи. Сейчас столько ресурсов: ты можешь никуда не ходить и получить информацию в интернете. Так мы с другом сделали завод – не стали ждать, пока придут инвесторы, и не пошли получать технологическое образование. Бывают ошибки, но главное – это опыт. Всё предусмотреть невозможно. Как строится ваша работа? Чего в ней больше – общения с гостями или административных функций? Я здесь практически живу, провожу бóльшую часть времени. Пока нет такого, чтобы я ничего не делал и всё происходило само. (Смеётся). Мне нравится готовить для друзей или обычных гостей, рассказывать, как это делается. Но помощники, конечно, нужны, иначе можно через месяц уехать отсюда на скорой. Они нашлись сами через инстаграм и оба разделяют нашу идею, не боятся начать со стартапа. Когда проект не раскручен, искать людей тяжело. Поэтому особенно ценно, что они здесь, с нами. Сами успеваете вовремя поесть? Какое любимое блюдо из меню The Mosman? Бывает. (Улыбается). Хотя с момента начала работы до сегодняшнего дня я скинул килограммов 15. Это моя обычная форма, просто после Австралии я набрал в весе, а за период создания проекта вернулся в форму. Постоянно ем бейглы. Хотя мне нравится всё. Если продукт качественный, я не могу выделить что-то одно. Я в принципе люблю поесть, выпить хороший напиток – не важно, чай, кофе, виски или пиво. Какие планы по развитию кафе? Может быть, собираетесь открыть другие заведения? Иногда мы проводим музыкальные вечера – планируем продолжить это делать. Мой друг приносит свои виниловые проигрыватели и ставит разную музыку. Пока это проходит стихийно и выглядит необычно в таком камерном пространстве. Хотим проводить ещё какие-то мероприятия, максимально используя площадку. Предлагаем художникам расписать что-то или выставить у нас картину на продажу. Таким образом, они рекламируют наше место, а мы – их работы. Есть направление тату – может, кто-то из наших гостей давно подумывает сделать татуировку. Мы планируем предоставить площадку знакомому мастеру для проведения «клиентских дней» и создания инфоповода. Собираемся ввести в меню чай. Это первое моё увлечение среди напитков – перепробовал его весь. Ассортимент пива тоже пока не тот, что я хотел бы видеть в итоге. Но это только начало, будем работать над этим. По-вашему, от чего зависит успех проекта? Пока не расшифровал для себя эту формулу – прошло слишком мало времени. Я доволен тем, что у нас есть сейчас и трезво это оцениваю. Только в фильмах ты сразу в плюсе и в твоё заведение стоит очередь. Всё идёт волнообразно – что-то получается хорошо, что-то хуже. И это нормально, на начальном этапе так у всех. Заниматься тем, что тебе нравится – это уже успех. Никто не обещает, что тебе сразу удастся задуманное. Нет никаких гарантий, что твоя идея будет интересна другим так же, как тебе. Но если думать об этом, лучше вообще ничем не заниматься. Надо подходить к делу с энтузиазмом. Я понял, что лучше сразу за всё не хвататься и спокойно, постепенно идти к поставленной цели. Когда ты торопишься, начинаются ошибки, недочёты. И, кстати, на любом деле отражается, если ты занимаешься им не в настроении. Самое ценное – это опыт, причём любой. У меня юридическое образование. Пять лет работал судебным юристом в Ростехнадзоре. И такой опыт тоже может быть полезен – в нашей стране знать законодательство не помешает, хорошо быть юридически подкованным.

Читать полностью

21.06.18

Интервью с основательницами бара «Молодость» Натальей Давыдовой и Юлией Зенькой

С момента открытия в октябре прошлого года бар «Молодость» завоевал популярность не только у жителей окрестных районов, но и у ценителей атмосферных заведений со всего города. Основательниц «Молодости» московская публика знает по другим известным проектам: шеф-бармена Наталью Давыдову – по кафе и поварской школе Ragout, а также кафе современной марокканской кухни «Тажин», а Юлию Зеньку – по школе Ragout и кооперативу Lavkalavka. Мы поговорили с Натальей и Юлией о секретах успеха гастрономических проектов и о том, каких заведений не хватает на карте Москвы. Наталья, Юлия, как возникла идея вместе открыть бар? Ю.З.: Нас соединил проект Ragout, который перевернул мир московской гастрономии и ушёл в регионы. Он создал людей, ставших достаточно известными в ресторанной сфере. Многие из них открыли заведения, один выпускник школы Ragout сейчас работает у нас на кухне. За всеми проектами, которыми мы занимались, стоят прежде всего люди. В случае с Ragout команда объединилась под чутким руководством Алексея Зимина (создатель и главный редактор журнала «Афиша-Еда», а затем бренд-шеф и совладелец Ragout – прим. ред.). За ним мы обе и пришли, когда тот покинул «Афишу». У нас с Наташей много точек соприкосновения и одинаковые представления о прекрасном. Открыть что-то вместе показалось нам отличной идеей. Н.Д.: Я занималась Ragout с самого начала, когда проект запустился на «Белорусской». Затем на Олимпийском проспекте мы открыли кафе с кулинарной школой, в которую Юлю пригласили на должность управляющей. Так мы и познакомились. Бармены из Ragout сейчас возглавляют лучшие московские бары, выпускники барных курсов при школе тоже. Это счастливые и влюблённые в своё дело люди, которые смогли монетизировать его и сделать своей основной работой. А как вы попали в ресторанную сферу вообще и чем она вас привлекла? Ю.З.: Я всегда любила готовить и испытывала потребность находиться рядом с кухней. В какой-то момент начав активно ходить на кулинарные мастер-классы, очень скоро я стала организовывать их сама. Так и пошло в этом направлении. И мне безумно нравится, что вокруг таких проектов объединяются интересные, творческие люди. Я в этом смысле не объединитель – это больше про Наташу – но знаю, как всё должно выглядеть, чтобы людям было хорошо в заведении. Мне кажется, у нас получилось. Н.Д.: В 17 лет я пошла работать официантом в «Ритм-Блюз кафе», принадлежавшее Намину, Макаревичу и Меладзе. Каждый день они делали классные концерты, и во время одного из них, когда случилась «запара», меня попросили встать за стойку. Я сразу почувствовала, что бар – абсолютно моё место. И в 21 год уже стала управляющей рестораном, а в 25 открыла свой первый бар. Затем начала заниматься консалтингом – ко мне обращались люди, которые хотели запустить собственные ресторанные проекты. Я всегда работала в каком-то баре и параллельно открывала несколько заведений. А как быстро запустился ваш совместный проект? Были ли сложности с его реализацией? Ю.З.: Бар запустился уже через месяц после того, как мы придумали концепцию. На этапе реализации проблем не было, мы с Наташей во всём совпали. Сложности возникли потом: мы немного разошлись во мнениях с другими людьми, принимавшими участие в проекте. Не могу называть их партнёрами, потому что стать командой у нас не получилось. В любом случае мы эти трудности преодолели – как задумали наш бар, так и сделали. Сначала появилась концепция, или вы придумывали её, уже отталкиваясь от места? Н.Д.: Изначально у нас была идея другого заведения. Мы долго находились в поиске подходящего помещения, каждый день смотрели много объектов. В какой-то момент случайно наткнулись на это место – оно не подходило под созданную концепцию, но мы решили, что можем взять и его тоже, вернувшись к первоначальной идее чуть позже. Очень быстро придумали, что здесь сделать. Бар «Молодость» – какой он и для кого? Ю.З.: Здесь на Бауманской очень много кафе с фастфудом и крафтовых баров – заведений для среднего сегмента с демократичными ценами. Стали открываться кофейни. А бар «Молодость» – для людей искушённых, хорошо разбирающихся в еде и напитках и следящих за трендовыми заведениями в Москве. Прежде всего, это наши с Наташей друзья, приятели и их знакомые. Это люди, которым не нужно ничего объяснять – им сразу здесь нравится. Я бы назвала их интеллигентной богемой. (Смеётся). Самые приятные отзывы – когда говорят, что у нас крутая команда и уютная атмосфера, сравнивают с берлинскими барами. Ради таких отзывов мы и открывались. Наш проект для таких же как мы: успешных и любящих то, чем они занимаются. Мы хотели бы оставаться лучшими в радиусе, по крайней мере, пяти километров, но при этом доступными для большинства. Поэтому основной акцент здесь на бар, танцы, вечеринки, закрытые мероприятия. Но кухня при этом – очень важная составляющая. Она должна быть на очень высоком уровне. Мы обе из успешных гастрономических проектов и не можем себе позволить опустить планку. Н.Д.: Мы прекрасно понимаем, что «Молодость» – бар на Третьем кольце. Но я родилась в Москве и несу флаг развития гастрономии и барной культуры на всей территории нашего города. В дальнейшем мне бы хотелось открывать новые заведения, заселять Москву за пределами Садового кольца. Хочется дать людям возможность с лёгкостью приехать сюда с Патриков – там безумно тесно и в эмоциональном смысле невозможно дышать. Заходишь в кафе и не можешь даже стул отодвинуть, потому что он упирается в кого-то. Патрики – первое место, куда едут тусить приезжие. Все знают, что там много заведений, что-нибудь да найдёшь. Нам хотелось создать пространство, где больше воздуха и нет этой патриковской тесноты, но при этом качество продукта такое же. Хотелось развенчать стереотип о том, что на «трёшке» нормально поесть и провести время нельзя. Сейчас к нам приезжают люди из разных точек города, просто чтобы перекусить. Многие отмечают здесь день рождения. И это не только молодёжь, у нас хорошо всем. Потому что молодость – это состояние, которое мы испытываем в данный момент, и такими молодыми мы не будем больше никогда. В этом вся уникальность нейминга. Бар открылся около 8 месяцев назад. Что удалось понять за это время? Оправдались ли ваши ожидания? Ю.З.: Нам удалось понять, что дружить с математикой мы так и не научились. (Смеётся). Не хватает людей, которые иногда натягивали бы вожжи и советовали, где притормозить, что подкрутить. Из приятных открытий – оказывается, мы можем воплотить в жизнь наши идеи. Лично я на 100% в себя не верила, а получилось именно так, как хотелось. Я этим проектом горжусь. Сейчас он немного поутих, но надеюсь, скоро станет таким же громким, как в дни открытия. Н.Д.: Он на летних каникулах. (Улыбается). Мои ожидания тоже оправдались: по выходным у нас проходят классные тусовки, приезжают наши друзья и остаются очень довольны. Те, кто приходит в первый раз, тоже быстро становятся нашими друзьями. Потому что здесь собираются люди, объединённые одними ценностями. Нужно ли человеку, открывающему бар или ресторан, профессиональное образование в области пиара или менеджмента, управления персоналом? Вообще какие качества для этого нужны? Ю.З.: В целом неплохо было бы во всём этом разбираться, но сегодня достаточно много узкопрофильных специалистов, которые готовы выполнять эту работу за небольшие деньги или даже бартер. Вообще я бы сказала, что одного владельца быть не может. Это обязательно должна быть команда, так как в одном человеке все необходимые качества, как правило, не сочетаются. Ты никогда не создашь заведение с душой без творческой жилки. Если не будет человека, который умеет считать, наоборот, творчество может убить всю коммерческую составляющую, и вы провалитесь в финансовую дыру. Всегда должен быть человек, выполняющий рутинную работу, постоянно находящийся на месте и чётко знающий, что должно происходить в заведении в течение дня. Н.Д.: Я нигде не училась. Раньше школы и прочие образовательные системы в этой сфере, существовавшие в Москве, я даже не говорю про Россию в целом, были на очень низком уровне. Была только специализированная литература, потом появились сайты. Я путешествовала, смотрела, что происходит в Европе, Америке – это самый лучший способ обучения. Ты привносишь что-то в свою работу, растёшь, совершенствуешься. А первые барные курсы запустили как раз мы с Юлей – сначала при школе Ragout, а потом самостоятельно. Это сайт и школа Drinkin’ School, откуда выпустилось уже 6 курсов. Это были совершенно разные люди – из ресторанного бизнеса и просто те, кто хотел обрести ремесло. Сейчас есть ещё хорошая школа в Питере. Но вообще главное – опыт. Перед тем, как открыть собственное заведение, человек обязательно должен поработать в ресторане или баре, чтобы иметь представление о том, откуда ноги растут. Важно обладать чувством прекрасного – страшно иногда бывает, когда люди из другой отрасли открывают ресторан. Заходишь – и он уже на вид пластиковый, едой там даже не пахнет. Не дай бог в таких местах что-то есть и тем более пить! (Смеётся). Умение считать деньги тоже не помешает. И какая-то харизма должна быть, потому что владелец – это лицо заведения. Как строится работа в баре? Как много каждая из вас в нём проводит и за что отвечает? Ю.З.: Наташа физически проводит здесь раз в десять больше времени, чем я. Я бываю наездами. Функционал жёстко не расписан – не умею и не хочу работать в каких-то рамках. В целом я отвечаю за концепцию. А Наташа занимается административными и настроенческими вещами. Обязательно её присутствие в баре – она создаёт барную карту и подбирает барменов, встречает гостей, создаёт атмосферу. Н.Д.: У нас работают сотрудники, которые пришли к нам сами. Например, наш лучший официант Таня переходит за мной из заведения в заведение ещё со времён Ragout. То же самое с сотрудниками бара. Например, Митя пришёл ко мне в 17 лет с разбитыми локтями и коленками – он тогда прыгал на велосипеде и учился на преподавателя английского. Сначала работал в Ragout, потом отточил своё мастерство в Martinez и пришёл в «Молодость». Для меня это очень ценно. Какие планы по развитию бара? Что на счёт открытия новых заведений? Ю.З: Очень хочется вложить сюда ещё немного средств, довести некоторые моменты до ума, расширить команду. А на счёт других заведений – собираемся реализовать ещё несколько проектов в Москве, но так как это на стадии подготовки, рассказывать о концепции пока не будем. Это опять не тот бар, который мы хотели открыть изначально. (Смеются хором). Продолжаем заниматься консалтингом – сейчас это запуск сети пабов в Клину и сезонного кафе с террасой и небольшим пляжем во Внуково. Нам интересно делиться опытом. В чём секрет успешного бара? Ю.З.: Секрет успеха у каждого свой, но мне кажется, на 50% это везение. И важно, чтобы человек любил своё дело, разбирался в этом. Я всегда привожу в пример бар «Бекицер» в Питере. На этом пятачке не приживалось ни одно заведение. Но появился «Бекицер», где в любое время года и день недели много людей. Заходя туда, ты не думаешь, что это очень удачный локейшн или крутая бизнес-модель. Ты просто чувствуешь атмосферу, ныряешь в это пространство и оказываешься в другом мире. Если место дарит тебе это ощущение, то оно будет успешным. Успех притягивает харизма владельцев, хорошая команда и много работы, в том числе над собой. Не обойтись и без финансовых вложений – нужно купить достойное помещение и качественные продукты, сделать красивый ремонт и пригласить на работу профессионалов. Н.Д.: И ещё важно не быть дураком, чтобы всё это быстро не потерять. Беседовала Татьяна Тростникова

Читать полностью

16.08.18

На месте чугунолитейного завода «Станколит» откроют фуд-пространство

В сентябре 2018 года на месте бывшего чугунолитейного завода «Станколит» на ул. Складочной, 1 откроется современное фуд-пространство. На «Станколит. Фуд-маркете» площадью 1,5 тыс. квадратных метров будет представлено 22 ресторанные концепции, в частности: коптильня Rib&Bone, United Asia, кафе вьетнамской кухни NGON, ресторан с бургерами Meet Meat, корнер с индийской кухней «Осторожно, слон!», чайная «Шиншилла Чай». «Мы не рынок и не хотим быть на него похожими. Мы создаем красивое, комфортное пространство, наполненное воздухом. Это место, в которое приходишь не только за вкусной едой от самых лучших гастроконцепций города, но и за положительными эмоциями», – говорится на официальном сайте (слово сайт сделать кликабельным – ссылка вот сюда https://www.stankolit.market/) фуд-пространства. Авторами проекта является консалтинговое агентство Mayak. Чугунолитейный завод «Станколит» был открыт в 1934 году. В 1942 году завод эвакуировали в Нижний Тагил, а позднее его вновь вернули в Москву. В 1950-хх гг. на заводе впервые в мировой практике было ор-ганизовано поточное производство отливок для станкостроения.

Читать полностью